Warning: Undefined array key "options" in /var/www/u0836224/data/www/psydocto.ru/wp-content/plugins/elementor-pro/modules/theme-builder/widgets/site-logo.php on line 123

Сезонная депрессия

Корр: Наверное начать стоит с определения, что такое сезонная депрессия?
Давайте, прежде чем мы перейдем непосредственно к описанию сезонной депрессии, предупрежу, что некоторые вещи, которые я скажу, не совсем соответствуют обыденным представлениям людей о том, что такое депрессия в частности и какие разновидности у нее бывают. Все потому, что есть разница между тем, как смотрят на неё специалисты, как смотрит научное сообщество, и тем, как люди себе представляют.
Начнем с того, что сезонная депрессия существует как понятие, которое с вами сейчас обсуждаем. С другой стороны,  диагноза «сезонная депрессия» в международной классификации болезней (МКБ-11) не существует как отдельной нозологической единицы. В последнее время вообще слово «болезнь» мы не говорим в психиатрии, заменяя это более гуманным словом «расстройство». Поэтому такого расстройства формально нет, но есть некий феномен, некое состояние. Вообще, депрессия — это не какое-то одно «заболевание» а целая группа психических расстройств, так что мы можем рассматривать феномен сезонной депрессии как одну из разновидностей депрессии. И если мы говорим, что сезонная депрессия это в первую очередь депрессия, то естественно она должна укладываться в основные диагностические критерии любой депрессии: снижение настроения, отсутствие удовольствия от жизни, снижение уровня энергии. Конечно же, есть дополнительные критерии: нарушения сна, нарушение аппетита, нарушение сексуальной функции и нарушение работоспособности и некоторых других проявлений.
Получается интересная история. Когда мы обращаемся к врачу, обнаруживается, что нам нужно понимать: А в чём причина? Почему я так себя чувствую? Как мы, врачи, говорим, люди каузально настроены, им нужно знать причину своего состояния. Почему зимой одна ситуация, а летом другая ситуация с самочувствием. И вот когда-то уже лет 30 назад, один из специалистов, который занимался психическими расстройствами, задался этим вопросом, стал изучать. При всем при том давайте учитывать, что за 30 лет, пока обсуждают этот феномен в психиатрическом научном сообществе, за эти 30 лет официально какой-то установленной нозологической единицей сезонная депрессия так и не стала. А осталась частным признаком депрессивного эпизода, когда играет заметную роль связь симптомов с временем года.

Это важно понимать изначально. Люди хотят знать причину всего на свете. Столкнувшись с проявлениями депрессии, у которой может быть миллион причин, миллиард факторов, влияющих на настроение. Но уж так люди устроены, идут по самому простому пути, выбирая из всех факторов тот, который кажется наиболее правдоподобным.

Тогда и возникает «сезонная депрессия». А на самом деле? У кого-то возникают психогенные (вызванные психическими факторами) а у кого-то соматогенные (вызванные физиологическими факторами) депрессии и так далее. Поэтому в первую очередь важно помнить, что те феномены, с которыми мы сталкиваемся, воспринимаются и интерпретируются по-разному. И в зависимости от того, к кому обратились за консультацией (врач, психолог, гомеопат и прочие) получаете заключение специалиста: депрессия или не депрессия, просто хандра и сплин или что-то иное. Я здесь хотел бы вспомнить еще и про теорию стресса. Приведу слова ее основоположника Ганса Селье: «стресс это не то, что происходит, а то, как мы к этому относимся». Есть феномен, а есть его восприятие. В нашем случае есть депрессия и ее восприятие в определенном контексте, например, времени года. Вот такая получается интересная вещь. Если человек столкнулся с тем, что в зимнее время года он чувствует некоторые признаки, которые ассоциирует с депрессией, в его представлении феномен соединяется с субъективным восприятием. Тогда и возникает понятие сезонной депрессии, которой вроде бы как болезни нет, но в то же время она есть. Прям как в когда-то модной детской песенке: «жопа есть, а слова нет». Еще раз подчеркну: очень важно понимать, что есть феномен, есть его восприятие, есть контекст восприятия и на это все есть различные точки зрения. Поэтому за 30 лет, прошедшие с тех пор, когда впервые прозвучало это понятие, после каких-то проведенных исследований оно обрело более научно-медицинское название — «сезонное аффективное расстройство». Аффект — это эмоции, настроение. И теперь «сезонное аффективное расстройство» звучит так замечательно и красиво, но при этом по-прежнему не является отдельным диагнозом. Все потому, что доказательства не собраны. Тем не менее, в обыденном представлении людей в принципе достаточно того, что есть плохое самочувствие и есть зима. Ну вот же она, связь! Давайте теперь с этим что-то будем делать! И вот появляется американский доктор Розенталь. Он эту связь «изучил» и придумал светотерапию. И вроде как провели исследования, которые показали, что светотерапия помогает. Потом даже пробовали использовать светотерапию на пациентах с обычной депрессией. И в некоторых случаях это якобы помогало. Так как тогда это объяснить? Почему светотерапия помогает? Это может показаться странным. Лампочка просто светит на человека, ну как это может заменить солнце? И вообще, насколько роль солнца важна в принципе для человека, для его состояния, настроения? Ответы у нас есть. Человек воспринимает солнце как источник жизни. Мы гарантированно получаем тепло и свет, который нас обеспечивает нашу жизнедеятельность. Это действительно очень важно и связано с нашей биологией. Наша биология, а еще точнее — нормальная физиология человека, основана на суточных циркадианных ритмах. Днем, во время солнечного промежутка времени мы в одном состоянии, а ночью в темноте, соответственно, в другом состоянии. Наличие солнца влияет днем на работоспособность, отсутствие солнца ночью влияет на сон. Это связано с выработкой определенных нейромедиаторов (биологически активных веществ) имеющих системное действие, например серотонина. Он как раз вырабатывается в дневное время, и нужно, чтобы солнечный свет или вообще свет попадал через фоторецепторы в зрительный анализатор затылочных долей мозга. В этой области обрабатываются световые эффекты, влияющие на уровень серотонина. Последние 30 лет считается, что в патогенезе (это то, как развивается состояние) депрессии значительную роль играет серотонин. И уже многие знают: если его уровень снижается, то вот тебе, пожалуйста, депрессия. Отсюда рождается вывод: есть солнце — значит, есть предпосылки для нормального существования. Нет солнца — есть предпосылки для депрессии.

Примечание: Мета-анализ научных работ за последние 10 лет показало, что связь депрессии и низкого уровня серотонина не доказана.

Давайте посмотрим на это метафорически. Как на море, у которого есть береговая линия, есть приливы и отливы. Мы можем прекрасно там себя чувствовать, в водичке, плескаться у берега. И когда наступает отлив, где-то обнажается мягкий песочек, и мы можем по нему с удовольствием гулять, а где-то выступят острые камни — туда уже мы пойдем. Так и состояние человека. Если бы оно определялось только временем года и наличием солнца, без всяких подводных камней, тогда было все ясно и просто. Но причин для депрессии, причин, способных повлиять на состояние человека, очень много. Солнце является далеко не единственным фактором, и состояние человека может быть разным, независимо от его наличия. В одних и тех же их условиях. Поскольку люди разные, даже одни и те же биологические факторы влияют по разному. Один человек имеет склонность к депрессивному реагированию (преддиспозицию) как предрасположенность к депрессии. А у другого человека такой предрасположенности нет. Если бы свет играл такую исключительную роль, то мы все без исключения страдали бы от депрессии зимой. Абсолютно все. И зимой мы все такие депрессивные, а летом нет. Только в действительности от «сезонной депрессии» страдает небольшая часть населения. Вы наверняка статистику изучали, там буквально несколько процентов. А остальные как справляются? Тут не все так просто. Есть общепризнанные биологические исследования, а есть исследования, которые заинтересованные точки зрения представляют. Тот же Норман Розенталь. Его точка зрения в том, что настроение напрямую зависит от влияния солнца, есть оно или нет. И значит, давайте добавим солнца в нашу жизнь. Добавим человеку света, просто лампочку яркую включим, в глаза ее направим, и будет ему счастье. И действительно, некоторым помогает! Здесь давайте осветим одну очень важную тему.

Человеку практически от любой болезни можно найти своё, как говорится, противоядие. Это все то, что будет человеку помогать, если оно соответствует личным представлениям, персональной модели восприятия себя и болезни. Поэтому в психотерапии, да и во всей медицине, существует такое очень важное понятие — «модель болезни-терапии».

Для лучшего понимания приведу пример. Если у человека диагностирован острый аппендицит, всем прекрасно знакомо хирургическое лечение. Нужно вырезать воспаленный аппендикс, «не дожидаясь перитонита». А если у человека лейкоз, то показана химиотерапия. То есть используется другая модель лечения, в зависимости от характера заболевания. И так далее, до бесконечности. Отравился человек? Давайте промоем ему желудок, а не будем ничего отрезать Просто очистим организм и все будет хорошо! И как «модель болезни-терапии» работает в данном случае? Очень просто. Человек приходит к доктору и говорит: «мне зимой плохо, не могу себя поднять, не могу себя собрать. Что с этим можно сделать?». А доктор и говорит: «солнца вам, батенька, не хватает! Сезонная депрессия у вас. Мы уже это изучили, мы же это знаем! Доктор Розенталь все придумал! Мы сейчас вас поместим в комнату, в комнате поставим коробочку, из нее будут «лучи счастья» испускаться, ну, свет то есть. И будет вам хорошо! Пациент говорит: «А это поможет?». А в ответ: «Ну конечно! Я же врач, я же знаю! Вам летом лучше, а зимой хуже, так?» «Так». «Ну все сходится? (вот она модель болезни-терапии) Все сходится! Давайте лечить!» И человек говорит: «Хорошо, спасибо!» И доктор начинает лечить. Тут включается еще одна важнейшая тема: эффект плацебо. Слышали про такое?

Плацебо это не просто какая-то таблетка-пустышка которой человека обманули, внушив, что это настоящее лекарство. Нет, в медицине признается эффект плацебо, как мощнейший биологический эффект!

И вот человек начинает лечиться светом. У него в голове эта «модель болезни-терапии» уже существует, ему доктор авторитетный подтвердил. Человек смотрит на этот свет и понимает, что это действует, что это должно принести ему лечебный эффект. И это само по себе уже будет работать. А человек будет получать облегчение. Потом он будет благодарить доктора, и они расстанутся до следующего осенне-зимнего сезона. Приверженцы «сезонной депрессии» уже свои критерии разработали. Нужно, чтобы несколько сезонов (осень-зима) проходили со снижением настроения, чтобы это приносило дискомфорт его жизнь. И это независимо от каких то других причин. Тут очень уместно напомнить: диагностикой депрессий должны заниматься профессионалы, в первую очередь психиатры. В крайнем случае, клинические психологи, которые знакомы и умеют работать с клиническим проявлениями психических расстройств. Большая часть психологов не имеет обязательной клинической подготовки, им труднее с определением состояния клиента. Не то чтобы они совсем бесполезны, нет. Психологи в общих чертах могут понимать и даже как-то помочь. Здесь мы говорим о том, что максимально будет полезно для диагностики и лечения депрессий, в том числе с сезонными колебаниями настроения. Если на молодого человека, к примеру, напала зимняя хандра, неплохо бы задуматься: отчего? Есть какая-то иная причина для этого? А если он недавно расстался с девушкой, то причём здесь зима? Мы помним, что люди ориентированы на поиск причины. Если нет иной причины, он с девушкой не расставался, с работы его не выгоняли, ногу не ломал, коронавирусом не болел. На что он мог подумать? А тут на глаза попалась книжка, которую доктор написал про сезонную депрессию, а в ней «модель болезни-терапии». Что он подумает? Ну ладно, есть «зимнее расстройство». Так оказывается, обнаружили и обратное «летнее расстройство», когда, наоборот, солнца слишком много, отчего некоторые слишком возбуждены, раздражены. Так новую классификацию придумали и будут предлагать лечение.
Корр: Если говорить о сезонной депрессии, что, может быть, люди это сами так себя воспринимают. Получается не существуют каких-то универсальных советов для людей, которые с этим столкнулись? Ну вот, плохо себя чувствую, темно мне, нехорошо. Только психотерапия поможет? Или всё таки есть какие-то простые советы?
Давайте начнем с того, что даже в психотерапии без желания человека ничего сделать нельзя. Поэтому, в принципе, человек в психотерапии лечит себя сам. Мне нравится у американских психологов такое понятие «touchstone» что означает «оселок» (камень, о который можно вручную шлифовать и точить предметы). И вот человек пришел на психотерапию, себя о терапевта заточил-подшлифовал потом ушел домой, пожил-затупил. На следующем сеансе заточил, пошёл дальше «тупить». А потом научился не «тупить» и уже психотерапевт ему не нужен. В любом случае, конечно же, в первую очередь результат зависит от позиции человека, от того, что он сам будет делать. Давайте здесь будем реалистами. Совсем небольшой процент людей добирается до психотерапии, которая, безусловно, полезна. Но поскольку прозвучал вопрос «что делать человеку неподготовленному без применения психотерапии», то тоже здесь есть свои инструменты. Они понятны, общеприняты и действительно помогают человеку выбраться из депрессии. Причем, подчеркиваю, из любой депрессии. А мы помним, сезонное аффективное расстройство — это частное проявление, особая форма того или иного вида депрессии. Притом не тяжелой, в отличие от биполярного аффективного расстройства (БАР) называемого в народе попросту «биполярка». В случае с БАР всё гораздо сложнее. Итак, допустим, есть сезонное аффективное расстройство, есть представление человека, как это работает: не хватает солнца, нарушено соотношение светового дня и ночи, и человек чувствует себя дискомфортно. Понятно становится, что если посмотреть на это через рассматриваемую «модель болезни-терапии» все, от чего спишь, ты можешь заменить на то, от чего ты бодришься. Тогда всё будет помогать. Любой свет, инсоляция (пребывание на солнце) или хотя бы пребывания на улице. Не обязательно воздействие прямых солнечных лучей, что вообще-то великолепно, но, по крайней мере, хороший уровень освещенности. Это не всегда просто для наших широт. В Москве бывает по нескольку месяцев солнце не видим. А если оно есть, то мы в метро, на работе или дома. Тем не менее, простое пребывание на улице в течение какого времени. Только в любом случае это время должно быть больше, чем человек имеет, исходя из его образа жизни. Если вы на улице бываете час, то значит, нужно увеличить до 2-3 часов. Если же вы на улице и так бываете полдня, то увеличение продолжительности так не поможет. Надо что-то другое подключить. Например, физическая культура и спорт на свежем воздухе. С этим почти идеально сейчас. Площадки для «workout» есть в каждом парке, и можно этим пользоваться. Поэтому пребывание на свежем воздухе дополняете активной физической деятельностью. Не обязательно только на свежем воздухе, можно и на фитнес походить, если нет эпидемиологических ограничений. И тут тот же принцип: если вы занимались полчаса и вам этого недостаточно, занимаетесь час, если вы занимались час, то тренируетесь два часа. Наше настроение зависит не только от солнечного света. И не только физическая активность повышает уровень нашего серотонин. Для этого есть еда. Тут особая ситуация, потому что вкусно поесть — это одно. Но у людей, страдающих от реальной депрессии, вероятнее всего, аппетит снижен. Только в любом случае, получать удовольствие от вкусных блюд, так называемое гурманство — тот путь, который тоже помогает повысить уровень нейромедиаторов, в данном случае эндорфинов. Только давайте рассмотрим очень важный нюанс. Например, человек в «сезонной депрессии» жалуется, что все время лежит и ест и больше ничего не делает. Так вот, научные исследования говорят: при реальной депрессии аппетит снижается. А вот при тревожных расстройствах аппетит повышается. Есть даже выражение «заедать тревогу». Важно понимать эту разницу. Когда выясняется, что человек лежит, спит, ни с кем не общается, ещё и всё это заедает у компьютера, то мы должны в первую очередь у него заподозрить тревожное расстройство. Депрессия и тревожное расстройство — это разные состояния, но они могут быть очень тесно сплетены. Вы прекрасно понимаете, что тревога может вылиться в депрессию, может сочетаться с ней. В любом случае диагностику должен проводить специалист, в данном случае психиатр. Продолжим про способы. Давайте вспомним, что человек — существо социальное. При сезонной депрессии можно лежать на диване, ни с кем не общаться, ну разве что залипать в соцсетях, играх и прочих вещах. Они, как мы понимаем, способны человека на какое-то время отвлечь. Но я их не предлагаю в качестве помогающего инструмента. Здесь двоякий эффект, как палка о двух концах. Увлечение новой информацией, отвлекает в моменте, но не приносит реального облегчения. И вместо того, чтобы в соцсетях «залипать», можно вспомнить, что у тебя есть друзья, можно выйти вместе с ними погулять, в кино сходить, получить удовольствие. А после кино всей компанией вкусно поесть в хорошем ресторанчике. В первую очередь через социальные взаимодействия. Через социальную поддержку, общение, коммуникацию человек может выйти из депрессивного состояния. А теперь давайте посмотрим, что мы пережили в период пандемии. И что будет дальше? Система социального взаимодействия была очень серьёзно нарушена, и общение, как инструмент для того, чтобы справиться со своим состоянием, был очень ограничен. Это беда, если социальная разобщённость будет нарастать. Ваша фантазия подскажет, к чему это будет приводить.

Социальное общение может внести самый большой вклад в то, что человек выйдет из депрессии. Поэтому, если мы хотим помочь кому-то в этом состоянии, то в первую очередь я бы предложил руку помощи протянуть именно через социальное взаимодействие.

Если обобщить все способы и посмотреть, а что же основанием является для всего этого? Это удовольствие, когда нейромедиаторы создают хорошее самочувствие. Там, где при депрессии нет удовольствия, мы всяческим легитимным способом его себе создаем. Нужно учитывать: при депрессиях возникает определенное когнитивное искажение. Люди считают, что в этом состоянии жизнь такая, что удовольствий нет и не хочется. Это отношение можно исправить. И тут давайте вспомним о психотерапии, где мы, по сути дела, вырабатываем новый образ жизни, который помогает справиться с депрессией, где основываемся на принципе удовольствия. Люди склонные к депрессивному реагированию, как правило, не замечают удовольствия там, где они есть, игнорируют, не пользуются. Важнейший психотерапевтический инструмент — это обращать внимание на то, от чего человек получает удовольствие. Пусть даже что-то очень маленькое, очень незначительное, что-то из разряда бережного и хорошего отношения к себе. Для женщин — это уход за внешностью. Хотя для мужчин сейчас это тоже актуально — усы и бороду подстричь. Мы говорим про такие простые вещи, которые нам приносят удовольствие буквально на бытовом уровне. Чай с каким-то вареньем, ванная с какой-то ароматической «бомбочкой». Известно же, от приятного запаха настроение улучшается. Причем давайте обратим внимание на то, что зимой мы можем использовать летние запахи, а летом — морозную свежесть.
Корр: Раз уж мы заговорили про психотерапию. Как человеку понять, что ему нужно обратиться к специалисту? В какой момент, вообще каким должно быть его состояние. Мы говорили о том, как самому справиться, а тут уже момент, как понять, что не справляется и уже нужна помощь?
Вы знаете, самом вопросе уже заключена часть ответа. Мы ведь помним: отношение к тому, что с тобой происходит, формирует дальнейшую реакцию. Когда человек оценивает ситуацию как «всё я сам не справляюсь» приходит и говорит: «доктор я всё делаю, но мне не легче». Приходит именно потому, что понимает, все, что он пробовал, не дает того эффекта, на который рассчитывал. Только потом он задумается: «надо обратиться за помощью к специалисту». Будем реалистами, основываясь на практике, в психотерапию люди приходят в последнюю очередь. Особенно если помнить, что депрессия — штука хитрая. Она может скрываться за любыми соматическими масками. Даже есть такой особый вид депрессии — соматизированная. Когда живот у человека, например, болит, и он безрезультатно бегает по гастроэнтерологам и прочим специалистам, а в итоге ему говорят: «идите лечите голову». Поэтому, как правило, до психотерапии доходят далеко не сразу, а уже помучившись, когда понимают, что пора сдаваться психиатру. Правда, есть хорошая тенденция. Сейчас психотерапия и психологическое консультирование все большую известность приобретают. Сейчас процент обращения растет. Пораньше люди учатся обращаться. Плюс доступная информация. Можно зайти на видеохостинги, найти какую-то лекцию, наш передачу посмотреть. Уже будет какое-то представление. Человек поймёт «ага я все делаю, не получается, пойду за помощью». Так решение человек принимает. Когда приходит к психотерапевту, конечно же, мы разбираем, что с человеком происходит. Это диагностический этап. Сперва надо понять, в чем причина плохого самочувствия. Для многих людей оказывается некоторым откровением то, что причина не всегда в том, что они сами думают. И это очень здорово. У человека появляется возможность посмотреть на себя шире, увидеть «скрытый профиль». Рядом с его «плохо» мы находим «хорошо» и переключаем туда внимание. Покуда человек в депрессии, у него внимание сосредоточено на плохом. От этого становится еще хуже, формируется порочный круг. Поэтому один из важнейших инструментов психотерапии — переключать внимание на хорошее, разрывать порочный круг. Это не призыв видеть во всем хорошее. За что ругают психологов? За попытку хорошим назвать плохое. Здесь все не так. Плохое остается плохим. Но кроме плохого есть и хорошая сторона вашей жизни, есть маленькие удовольствия и прочее. Мы с человеком обсуждаем, что с ним происходит, по каким причинам это происходит, формируя ту самую «модель болезни-терапии». И эта модель включает в себе психотерапию. Как правило, это когнитивно-поведенческая психотерапия. Когда человек понимает, что с ним происходит, а потом может через понимание этого, что работает, как работает и что можно с этим сделать, меняет свою жизнь, учится жить по-новому. И когда в следующий раз приходит пасмурный сезон, помните, как в метафоре «море отступило и обнажились камни». А камней то нет! Мы их уже убрали. Человек переживает этот сезон хорошо, комфортно, и говорит: «Вот здорово! Вот мой новый взгляд на происходящее, сейчас мне нравится, я хочу так жить дальше!» Чудесно!
Корр: Остался последний вопрос. Если мы сталкиваемся с тем, что кто-то из наших близких в таком состоянии, в депрессии, как можно помочь этому человеку? Как можно убедить его пойти к психотерапевту, заняться собой и так далее. Как помочь близким?
Вот вы хорошо выразились «как помочь близким», потому что давайте будем честны, родные не всегда близки и близкие не всегда родные. Поэтому, по сути, конечно же, ко всем обращаемся, кто в вашем окружении близкие и родные, друзья, коллеги. Если кто-то своем состоянии чувствует дискомфорт, ему плохо и, вероятнее всего, как вы считаете, страдает депрессией (понятно в конечном итоге диагностика останется за специалистом), то самое лучшее, что вы можете ему предложить — это социальную поддержку. Быть вместе с ним рядом и на его стороне, быть заинтересованными, чтобы ему(ей) было хорошо. Помощь заключается уже хотя бы в том, что вы обращаете внимание на его состояние. Вы прекрасно знаете, порой люди живут вместе, но не обращают внимания на состояние близких, от чего им дополнительно плохо, когда звучит «мне плохо и на меня внимание не обращают». Поэтому всегда начинаем с этого. Мы учимся обращать внимание на состояние другого человека. Это не так-то просто. Нам всегда есть чем заняться в себе, а тут ещё надо обращать внимание на другого. И большинство людей говорит: «Тебе плохо? Да это блажь, это дурь! Что? Какая депрессия, какая хандра? Что ты выдумываешь? Иди работай, займись чем нибудь!» — вот такие порой советы звучат. А вместо этого стоит задуматься, в шкуру человека залезть, а каково им там вообще? Задать вопрос, вступить в диалог, поинтересоваться, не злиться, отвергая, отрицая, все что не устраивает, мешает самому жить комфортно. Поэтому обратите внимание, задумайтесь, каково человеку, вступите с ним в диалог, проявите эмпатию! От этого людям становится легче, они понимают, что уже не одиноки перед лицом своего состояния. И уже они обнимают друг друга и выделяется окситоцин — полезный «гормон привязанности», повышающий настроение. И человеку уже полегче. Важный способ помочь — это найти информацию: «вот есть такой полезный ресурс, а вот есть такой хороший специалист». А не отмахиваться от страдающего: «Иди лечись, найди кого нибудь там, а то мне мешаешь!». Это же позиция очень неприятная. Давайте не будем забывать, что депрессивное реагирование свойственно людям, у которых в том числе существует проблема в коммуникации, проблема социализации.

Часто в отношениях, именно в семье, в социуме кроется причина депрессии, а не в том, что солнца не хватает.

Вообще, у нас сегодня интересная тема, казалось бы, на поверхности у нас сезонная депрессия. А там, в глубине, там очень интересные вещи могут быть. Они, кстати, и выясняются, выявляются на психотерапии в части анализа и диагностики. То есть проблема комплексная, если мы рассматриваем вершину айсберга — «сезонную депрессию» как проявление депрессивных расстройств, а если шире, как проявление биологической, психической и социальной жизни человека. Поэтому все, что мы сегодня обсуждали, описывается научно-ориентированной медицинской биопсихосоциальной моделью человека. Когда на человека смотрят как на биологическое существо с определенным генотипом и склонностями, учитывая состояние психических функций и социальные взаимодействия. Тогда мы можем воздействовать на биологию там, где это очень надо. К примеру, если депрессия тяжелая, мы используем психотропные лекарства. Хотя не все об этом знают. Об этом стараюсь при каждой возможности говорить: в научном медицинском сообществе есть обоснованный подход — при легких и умеренных депрессиях совсем не обязательно применять антидепрессанты. Можно применять психотерапевтические стратегии, когда слово лечит. Можно использовать помощь другого человека и взаимодействия с социальным окружением в целом. Надеюсь, вот так, если посмотреть шире, мы найдем ответы на все волнующие нас вопросы.
Корр: Спасибо. Мне кажется, что все ответы получил. Большое спасибо!

ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО